2010-12-29, 10:17 Житейские истории 122

Путевка в детство

Все началось с кота. Видимо, в знак особого расположения перед праздниками Георгий нагадил в шкаф. А может быть, маленький Савка его просто-напросто вчера в этом самом шкафу закрыл, бандит?! Но, так или иначе, Евгения разбудил жуткий скандал на тему: «Как теперь жить будем?». Еще один, миллионный в их устоявшейся семье.
— Надоело.
— Что? — среагировала жена Людмила.
— Все. Все надоело.
— Мне тоже. Поэтому Маринку поднимать тебе.
— Она что, до сих пор спит?
— Ее не колышут ни крики, ни Гошкино мяуканье. И вообще — она вчера пришла за полночь.
Евгений не дослушал. Какая разница, чего там у Люси дальше по списку. Просто начался очередной день. Длииииииинный.

Некуда бежать

— Нет, а ты куда?
— В гараж, естественно, — Евгений скорее пояснил, нежели удивился.
— А за Гошей?
— Ты хочешь, чтобы я убрал? Тогда все опоздают на работу.
— Марина, не занимай ванную! — это уже хором. Но все с тем же пионерским рвением.
Надевая ботинки, Евгений наступил на хвост прячущемуся Георгию, последний взвыл. По дороге в гараж муж и отец напряженно думал: «Вот почему все так скучно и предсказуемо в нашей жизни?» Утром дома — скандал и суета, днем на работе — скандал и суета. Вечером — снова повторение пройденного. И когда только они с Людой успели так надоесть друг другу?
После обеда вызвали на ковер, долго распекали по поводу не сданного до сих пор годового отчета. Пришел за свой стол — мобильный насчитал пять неотвеченных вызовов. Перезвонил.
— Записывай.
— Что?
— Ты как дурачок, ей-богу. Список пиши. Того, что нужно купить. Маме — полотенце, тете Соне — свечи…
— От геморроя?
— Евгений! Твои шуточки у меня уже вот где, — возмутилась жена.
— Я не понял, это все что, подождать никак не может?
— Никак. Новый год, знаешь, не ждет. А надо еще в «Ашан» сгонять, купить фарш, майонез…
— Алло, алло, тебя не слышно, — машинально произнес Евгений, прежде чем отключиться.
Ох, и скучища же, граждане! Новый год! Каждый год одно и то же! Пять полотенец, кому-то свечи, шоколад и шампанское — «вдругктозайдет».
— Сорок. Мне сорок. И бежать некуда, — подвел итог Евгений. Подвел — и ужаснулся сам себе.

Все-таки убегаю

— Жень, там премию дают.
— Всем или избранным?
— Всем, но по-разному. Бонус типа. Ты как, год хорошо отработал?
— Я его еще не отработал. Но такое ощущение, что даже слишком хорошо.
Конверт приятно холодил руки. Симпатичные хрустящие бумажки внутри радовали глаз. Евгений вдруг решил, что потратит деньги только на себя. Так сказать, возьмет — и… Что именно «и», решилось по дороге домой. Горящая путевка в Египет! На 2 января. Жаль, на 31 декабря не было.
— Все, Люся, ухожу, — радостно сообщил Евгений жене.
— Куда?
— От тебя. Совсем. В другую, лучшую жизнь. И забери свои бесконечные списки. Они мне осточертели так же, как и твои родственники.
— Ты съел что-то не то, да?
— Нет. Я просто хочу жить один.
— А как же дети?
— А ты у них спроси.
Уже через два часа Евгений снял прекрасную «двушку». Еще через час — «увел» в магазине замечательный во всех отношениях музыкальный центр. В новых «дизельных» прибеленных джинсах, в спортивной куртке с капюшоном, сорокалетний, он чувствовал себя героем молодежного сериала. Знакомился со студентками на улице.
«Свободен. Вот теперь — свободен! — радостно шептал сам себе. — Кстати, сим-карту тоже надо бы заменить. А то будут тревожить с предложениями «пельменей налепить».
Нет, у него, Жени, Новый год будет по высшему разряду:
— Пармскую ветчину и дыню, пожалуйста. Да, и коньяк. Лучший, естественно.

Возвращение блудного

И кто сказал, что пармская ветчина с дыней — это деликатес? Евгений сидел в ТОЛЬКО СВОЕЙ квартире, жевал ветчину и морщился: «Стоит бешеные деньги, а не намного вкуснее той, что Люська ест на завтрак. Только та, по-моему, «Первоуральская» называется…» Дыня тоже оказалась «одним названием». На вкус — сущая трава. Не то, что та, которую они летом ели в Анапе…
…Стояла страшная жара. Дыни и арбузы ели, не прерываясь. Они были сочные, таяли во рту. Он тогда еще научил Маринку плавать. Дочь смешно верещала, разбрызгивая вокруг себя тонны воды. Такая большая, а плавать не умела. Эх, Маринка! А потом он сгорел, и маленький Савка решил намазать папе спину кефиром. Решил, мазнул, а после передумал и весь кефир выпил. Когда дети спали, они с Люсей пили вино и ели шашлык. Как молодые. Эх, время было…
Маленькая елка совсем не создавала настроения. А дома, наверное, семья ставит большую, до потолка. Люська — баба, она елок ставить отродясь не умела. Коньяк, хоть и дорогой, все равно просто алкоголь. Евгений заглянул в конверт, выданный на работе. Остатки огорчали.
— Надо игрушек детям купить. Хотя бы дешевых. Пускай сломают, все равно сначала радость будет.
И зачем она, такая свобода, если даже поздравить некого? У приятелей — семейные заботы, у коллег — то же самое. Да и готовит он скверно, есть на праздники точно будет нечего…
…Двери открыла жена. Евгений сжался, представляя, что сейчас его ожидает.
— У елки крестовина полетела. Лежит вот посреди комнаты, а Савка ее наряжает, — грустно сообщила Людмила.
— Три игрушки разбил, — наябедничала Маринка.
— А тебе Пашка браслет подарил, — не остался в долгу Савка.
— Придурок!
— А Гоша мимо лотка накакал…
Боже, как же хорошо дома!

***

Уже засыпая, Евгений подумал, что завтра надо срочно сдать путевку. Ну, какой Египет! Там акулы, все говорят не на русском. И потом, ему же в «Ашан» за фаршем нужно успеть…
Сон был приятным. Малень-кий мальчик Женечка катался на самокате по двору, распугивая голубей. Так беззаботно, а вокруг — лето…
Утро началось с задумчивого голоса Савки:
— Папа, а фломастеры от джинсов отстирываются?
«Пропали «дизели», — почему-то обрадовался сорокалетний муж и отец.

Новости редакции / Блоги

Популярное