2012-09-12, 12:08 Один из нас Валентина Пермякова 7 488

Мария Крюкова два месяца жила в Индии, где изучала национальные танцы (фото, видео)

Мария Крюкова, 26 лет. Десять лет танцевала в ДК у Марины Сушко. Окончила УПИ (ныне УрФУ) по специальности «социо-культурный сервис, туризм, шоу-бизнес». В 2004 году начала заниматься арабскими танцами, а в 2006 году — индийскими танцами. Два месяца жила в Дели (Индия), изучала танец одисси у профессионального хореографа в институте Тривени. Сейчас занимается в школе восточного танца «Ювента Нар» (Екатеринбург), где тренируется сама, а также преподает танец живота для начинающих. Награды Марии: 1-е место за шоу-номер и 2-е место за классику на Кипрском фестивале восточного танца «World of Cyprus 2012». 2-е место в номинации классика-соло, фестиваль «Восточная фантазия 2012».

Желто-зеленый наряд и множество звенящих украшений, лукавый взгляд и отточенные и вместе с тем грациозные движения — такой в апреле нынешнего года мы увидели на сцене КДЦ «Победа» Марию Крюкову. Она танцевала индийский танец, да не какой-нибудь стилизованный, а самый настоящий, у которого даже название есть — болливуд. Мария четыре года изучает индийские танцы в екатеринбургской школе. Она настолько увлечена этим, что даже специально съездила в Индию, где два месяца изучала национальный храмовый танец одисси* под руководством хореографа-индианки. О том, какой она увидела современную Индию, Мария рассказала «Городским вестям».

2012 год, выступление в КДЦ «Победа».

Движения в чоуке и полудупат

— Мария, впервые ты вышла на ревдинскую сцену с индийским танцем весной на хореографическом фестивале в КДЦ «Победа». Как попала на него?

— Просто пришла в КДЦ и предложила свой номер для программы. Я такая натура неоднозначная (смеется), могу и приглашения ждать, а могу и сама прийти.

— В индийские танцы тебя пригласили и сама захотела?

— Вот тут сама! Когда училась в УПИ, увидела афишу и пошла на концерт ансамбля классического индийского танца «Сантош». Я и прежде увлеклась восточной культурой, арабскими и индийскими танцами. После концерта познакомилась с руководителем, ее зовут Наталья, начала ходить на занятия. Она очень опытная, много раз была в Индии, обучалась у гуру Джи (учителя) в школе Тривени в Дели.

— До какой ступени развития ты дошла?

— Начала с азов, конечно, но до совершенства не дошла (и не дойду, скорее всего) потому что одисси — сложный танец. Я выучила для себя пять базовых классических танцев. Например, мангалачаранам — это самый первый танец, который изучают в школе Одисси, он посвящен богу мудрости и благополучия Ганеше, он длится около пяти с половиной минут. Первое, что необходимо для успешного освоения индийского танца, это изучение пластики. Она очень специфичная. Второе — все движения выполняются в чоуке: широко расставленные ноги ставят во вторую позицию (на ширине плеч, вывернув параллельно одной линии) и чуть приседают, а так же в позе трибанги (тройной изгиб тела). Это очень тяжело, особенно с непривычки. Я хотя и с физкультурного факультета пришла, и в детстве 10 лет занималась танцами, но мне было невероятно сложно привыкнуть к постоянному физическому напряжению.

Я не буддист, не кришнаит. Индия интересна мне исключительно с позиции танца, искусства, красоты.

— Должен ли быть какой-то смысл в таком танце?

— Он не должен быть, он есть. Причем, важно тут все: от поворота рук и головы до ударов ногами. Непосвященному понять смысл танца довольно сложно, поэтому на каждом концерте перед каждым танцем обязательно рассказывается, о чем он. Допустим, мангалачаранам, с которого начинается любой концерт классического индийского танца. Сначала (показывает жестами) я танцую, что бог Ганеша — с телом человека и головой слона, вот он идет, раскачивая хоботом, приветствует всех гостей, дарит им цветы… Потом — тун-тури-туки-така-така-така-така-така-та, тун-ататей… Вот было большое красивое дерево, под которым сидел Ганеша. Он родился маленьким, но с головой слона… И так далее, в общем.

Индия, 2008, город Агра, Тадж-Махал

— Вот это ты и танцевала в Ревде?

— Не-е-ет! Я танцевала болливуд! Это направление популярного индийского танца, которое сейчас активно развивается. Танец поставила сама, а музыку взяла из индийского фильма «Давай танцевать». Я только некоторые моменты взяла из одисси, упростив их. Во-первых, одисси почти не танцуют на публике, во-вторых, это было бы очень скучно. Для зрителя все-таки нужно что-то яркое, зрелищное, в красивом костюме.

— Расскажи про костюм!

— Он самый настоящий, сшитый в Дели в 2008 году. Правда, я надевала не все его составляющие: оставила дома специальный высокий головной убор, который надевают только для танцев в храме. Как шила костюм? Все просто. Купила сари, национальную индийскую одежду — отрез ткани хорошего шелка длиной8 м, который индийские женщины носят, наматывая особым образом — и пришла к портному, сказала, что нужен костюм для танца в стиле одисси. Он классический: топик, шаровары, сверху — юбка и полудупат (короткая и широкая повязка). Для тренировок используются шаровары, платье и длинная повязка-дупат.

Самый дорогой фрукт в Индии — это яблоки, поскольку их привозят из-за границы.

— Сколько слоев! А зачем нужна повязка?

— Чтобы прикрыть живот. В классическом индийском танце, в отличие от арабского, животы оголять не принято. А вот в болливуде таких ограничений нет.

— Имеет ли значение цвет?

— Не могу сказать насчет храмовых танцев, но для сцены мы всегда стараемся подбирать яркие, броские цвета. Индия вообще очень пестрая страна, одежду черно-белой расцветки там почти не встретишь. Когда идешь по индийскому городу, рябит в глазах — темнокожие до черноты индусы носят нереально красивую одежду желтого, зеленого, красного, розового цветов.

Индийский чай с имбирем и молоком

Индия, 2008 год. В Агре

— Расскажи о первой поездке в Индию. Как ты туда попала?

— Мы были там зимой 2008 года вместе с моим танцевальным руководителем Натальей. Она там бывала десятки раз, а я после двух лет занятий решила, что и мне пора ехать. Захотелось побывать у истока, поучиться у настоящего гуру Джи. Купила билет, открыла полугодовую туристическую визу. Летела через Стамбул (прямых рейсов Екатеринбург — Дели пока не существует). В аэропорт прибыла ночью, мы взяли такси (называется рикша — такой небольшой автомобильчик с индусом за рулем). Вообще, там предпочитали ездить на такси: в автобусе давка, очень жарко, а в метро невероятно грязно и много прокаженных, которые просят милостыню.

— Где вы жили?

Индия, 2008 год. Мария, мама Джи, гуру Джи, подруга хозяйки дома.

— У мамы Джи, так зовут маму гуру Джи, у которой я училась (а гуру Джи зовут Шримата Пратибха Джена Сингх). Мама Джи живет в спальном районе Дели, небольшом двухэтажном выбеленном домике с удобствами на улице, но, к счастью, с горячей водой. Отопления там нет, потому что зимой там 30 градусов, а летом — 55 выше нуля. По приезду мама Джи напоила нас черным индийским чаем с имбирем и молоком.

В Индии два официальных языка — хинди и английский. В крупных туристических городах практически все говорят на английском и проблем не было, а в отдаленных районах — например, в Бхубанешваре, административном центре одного из штатов, где очень много темплов (храмов), — только на хинди.

— Отличается ли настоящий индийский чай от того «индийского чая», который мы пьем в России?

— Да, его вкус намного насыщеннее, ароматнее. Особенно вкусен он с молоком. Даже магазинное молоко в Индии невероятно вкусное, намного вкуснее, чем у нас!

Орча, храм, посвященный божествам.

— Как проходил ваш день?

— Он начинался в 6 утра (разница с Екатеринбургом — минус 30 минут). Мы делали работу по дому. Наталья убиралась на кухне, а я подметала листья во дворе дома. Потом мы шли в танцевальный зал — он расположен при доме, раньше там занимался папа гуру Джи. Мы там разминались, вспоминали все основные движения танца одисси (их 20), затем завтракали, принимали душ и ехали на занятия.

— Что вы там ели?

— На завтрак обычно кашу с изюмом, орехами и медом, ее варила нам мама Джи, а если ей было некогда, варили мы сами. Ну, или йогурт. Обедали чаще в кафе, там подают национальную очень острую пищу. Свинину индусы не едят, поэтому чаще заказывали птицу. На свой первый обед в Индии я съела лепешку из кукурузной муки с кучей овощей в начинке, щедро сдобренной специями (это делается для того, чтобы убить всякую заразу). Сначала мне казалось — ужас, но потом я привыкла, и по возвращении домой всегда подсыпала в еду перца, мне не хватало остроты. Ну, и, конечно, мы ели экзотические фрукты и сладости. Названий сейчас не вспомню, их много: обычно сладости готовят из разного теста (на кукурузной, гороховой, рисовой муке), пропитанного медом, с сухофруктами и самыми разными орехами. Объедение!

— Как ты общалась с мамой Джи?

— Она на английском не говорит, но все-таки мы «разговаривали» — жестами. Она научила меня готовить кашу с национальными приправами и правильно заваривать индийский чай с имбирем. Я пыталась повторять за ней слова, но хинди — сложный язык, выучить его даже за два месяца общения невозможно.

«Маша, вот’c ё проблем?»

— Расскажи, где ты училась.

— Это институт искусств, который называется Тривени Кала Сангам, находится в Дели. Обучение стоит не очень дорого, одно полуторачасовое индивидуальное занятие по нашим деньгам обходилось мне в 300 рублей. В общей сложности за два месяца жизни в Индии я потратила около 1,5 тысячи долларов. Притом, что везде ездила, путешествовала, платила за обучение и вообще ни в чем себе не отказывала.

Занятие в школе Тривени.

— В этом институте изучают только стиль одисси?

— Нет, там преподают и другие танцевальные направления: тот же болливуд, военные танцы и прочие, а также музыку, вокал и рисование. Там учатся и индусы, и приезжие со всего мира. По окончании пятилетнего курса им выдают диплом, все очень серьезно. Там очень много русских студентов, чего я не ожидала. Это большой университетский городок, чистые современные здания. Он меньше нашего УПИ, но из-за обилия народа кажется больше.

— Как прошла первая тренировка?

— Я очень волновалась! Когда увидела гуру Джи, забыла все, что учила два года. Она мне говорит: «Маша, вот’c ё проблем?» («В чем твоя проблема?»). А я даже ответить ей ничего не могу! У меня, наверное, был культурный шок (смеется). Ну, Наталья мне помогла, час я отзанималась. Начала переодеваться — в Екатеринбурге мы и занимались, и меняли одежду прямо в классе. Так они на меня еще и накричали: в Индии нельзя никому показывать тело. В общем, я убежала в раздевалку и там переоделась.

«Ко мне прикасались, чтобы стать счастливее»

— Чисто-туристические впечатления от Индии у тебя остались? Где удалось побывать?

— По выходным мы всегда куда-нибудь ездили! Были в Агре, где на берегу реки Джамны находится белый мавзолей-мечеть Тадж-Махал (ну как мы могли его не посетить?). Это монументальное здание из белого мрамора, внутри которого стоит гробница с Мумтаз-Махал, женой императора Шах-Джахана. Мы были в Каджурахе, где находится знаменитый храмовый комплекс, стены которого сплошь покрыты барельефами всевозможных сюжетов. Были в Храме Лотоса возле Нью-Дели, красивейшем храме четырех религий с куполом в форме цветка лотоса. Интересно, что при посещении индийских храмов обязательно нужно снимать обувь.

— Это не опасно? Помню, раньше, когда турист отправлялся в Индию, обязательным был курс прививок от всякой заразы…

— Да, так было в 90-х, когда Индия «открылась» для туристов. Сейчас там все в порядке, опасности нет, если, конечно, соблюдать правила личной гигиены.

В середине прошлого века в Индии отменили систему каст, и каста мусорщиков, которая отвечала за порядок на улицах города, отказалась заниматься уборкой. Сейчас официального разделения на касты (а их больше сотни) в Индии нет, но на самом деле, конечно, люди по-прежнему делятся на группы — по происхождению, роду деятельности и так далее.

— Как индусы относятся к туристам?

Индийский базар в Лачми Нагар, Нью-Дели

— Очень доброжелательно! В Каджурахо, когда мы заблудились и не могли найти дорогу, нас посадили в рикшу, где и без того была толпа, все как-то потеснились, но уместились, всю дорогу нам улыбались. Все два месяца и дома, и по городу я ходила в национальной одежде (шароварах и дупате), но на меня все-таки смотрели, потому что я светлокожая. Интересно, что у индусов считается, что прикосновение к белому человеку приносит счастье. Дети часто трогали меня за руки. На улицах не страшно. Но есть одно но — религиозным индусам, которых большинство, нельзя употреблять алкоголь и никотин. А чтобы расслабиться, они жуют жвачку с легким наркотиком, который у них легализован (по крайней мере, в 2008 году это еще было так). Повсюду валяются фантики из-под этой жвачки оранжевого цвета, от которой у них даже зубы меняют цвет. А глаза становятся бешенными… Я таких старалась обходить стороной. К счастью, одна по улице почти не ходила — только с Натальей или с гуру Джи.

— Что тебя больше всего удивило в Индии?

— Бесплатные концерты! Там каждый вечер выступают нереальные звезды танца и музыки из Америки и Европы, про которых пишут в журналах. Есть специальное издание с афишей на грядущие дни, причем, все эти концерты бесплатны. Почему так, я точно не знаю. Может быть, так они культурно развивают людей.

Выступление Марии Крюковой на концерте в КДЦ «Победа» (видео предоставлено КДЦ)

* Что такое одисси

Индийский танец считается одним из древнейших в мире. В древнем трактате «Натьяшастра», на котором основываются индийские танцы, описано, какие положения может принимать во время танца голова, руки, пальцы, ноги, перечислены основные девять эмоций, на которых строится танец. Каждая поза в таком танце несет смысловую нагрузку. При помощи жестов, мимики, поз танцор рассказывает целую историю.

Один из самых популярных и одновременно самых сложных стилей — одисси, ритуальный танец, который иногда называют индийским балетом: он невероятно грациозен и в то же время каноничен. Чаще его танцуют в храмах, через движения обращаясь к Богу. Содержание танцев основано на мифах Индии. Стиль построен на двух основных позах: трибанги (тройной изгиб тела), символизирующей женское начало, и чоуке (четыре угла), символизирующей мужское начало. Внутри стиля одисси существует несколько школ и несколько направлений.

Новости редакции / Блоги

Популярное