2012-11-08, 19:45 Новости Валентина Пермякова 8 178

Маленькому дегтярцу Матвею Шайдуллину нужны 20 тысяч долларов

Маленькому дегтярцу Матвею Шайдуллину нужны 20 тысяч долларов

Матюше Шайдуллину — 1 год и 7 месяцев. Он очень любит бегать. Между диваном, на котором Матюша спит с мамой Мариной, и большим, до потолка, зеркалом, — три метра. Эти три метра Матюшины сверстники пробегают за секунду, а он идет медленно, наступая на носочки. Быстро не получается — потому что ходить Матюша может только когда его поддерживает мама. И сидеть может только с маминой поддержкой. У Матюши — гидроцефалия и ДЦП. Ему нужна наша помощь.

 

41 см и 1,5 кг

Матюша — мамин подарок. Он появился на свет 8 марта 2011 года, на два месяца раньше назначенного срока. 29-летняя Марина долго ждала ребенка, они с мужем прожили шесть лет, но забеременеть все не получалось. Когда же это наконец-то случилось, да еще врачи сказали, что малыш появится на свет 13 мая, на следующий день после юбилея Марины, родители были абсолютно счастливы.

Маленькому дегтярцу Матвею Шайдуллину нужны 20 тысяч долларов

Роды начались в ночь на 8 марта, когда Марина гостила в Дегтярске (на тот момент супруги жили в Екатеринбурге). Врачи екатеринбургского перинатального центра, куда Марину доставила «скорая», пытались сохранить беременность, но безуспешно. Марина рожала с аппаратом КТГ на животе, медики следили за сердцебиением малыша и его насыщенностью кислородом. Показатели были в норме.

— Мотик такой молодец, когда родился, сразу заревел — я его сначала услышала, а потом увидела. Моя первая фраза была: «Ты так красиво плачешь». Он был такой хорошенький — хотя весил всего 1,5 килограмма. Мне его показали вот так, он на ручку только входил — ростом был всего 41 см, — рассказывая, Марина не спускает сына с рук — сам он может только лежать на спине или животе. Но даже лежа, не отрываясь, смотрит любимый мультфильм про Машу и медведя.

Марина Шайдуллина: «Что бы мне ни говорили врачи, я не опускаю рук. Всем девчонкам, чьи дети тоже прошли через больницы, в которых лежали мы, говорю: «Это пинок под попу — надо действовать»».

Новорожденному поставили 6-8 баллов по шкале Апгар, как вполне здоровому ребенку. Но, поскольку он родился раньше срока, его все-таки забрали в реанимацию. Пока Марину обрабатывали после родов, аппарат КТГ все еще был у нее на животе. И тогда врачи заметили, что он показывает те же цифры, что и при родах. Тогда Марина не придала этому значения, и только потом поняла, какую страшную роль сыграл неисправный аппарат в их с сыном жизни.

 

На восьмые сутки перестал дышать

Первые три дня врачи хвалили полуторакилограммового богатыря за активность и жизнелюбие. Говорили Марине: «Ну, два кило наберете — и домой». А на третьи сутки мальчику сделали УЗИ головного мозга. Сломанный аппарат КТГ не показал врачам, что ребенку в утробе не хватало воздуха, и пока мама его рожала, он не мог дышать, из-за чего случились страшные кровоизлияния в мозг — такие, при которых не живут. Никогда.

Маленькому дегтярцу Матвею Шайдуллину нужны 20 тысяч долларов

А Матюша выжил. Но медики уже не восторгались этим, а молчали и не поднимали на Марину глаз. Она же изо всех сил боролась за лактацию — загоняла в глубину рвущийся из сердца крик ужаса, и сцеживала молоко, чтобы каждые три часа медики могли дать ее сыну немного через трубочку.

На восьмые сутки Матвей перестал дышать. В больнице он подхватил гнойный менингит, что вкупе с внутрижелудочковыми кровоизлияниями привело к страшным результатам. У Матюши развилась гидроцефалия*. Но почему-то жидкость из головы откачивать не стали, а вместо этого через два месяца лечения в отделении патологии новорожденных Шайдуллиных выписали домой.

 

Пять операций за полтора года

Папы у Матюши нет. Вернее, физически он есть, но малыш его практически не видит. На третьи сутки после выписки их с мамой из больницы папа собрал вещи и ушел из дома. Марина с сыном переехали в Дегтярск. Каждую неделю Марина измеряла объем головы сына. Голова росла.

Маленькому дегтярцу Матвею Шайдуллину нужны 20 тысяч долларов

Сейчас уже многое позади, но голова Матвея по-прежнему заметно больше, чем у сверстников, и глазки — «в кучку». Но Марине все равно. Для нее он — самый красивый мальчуган в мире. Она целует схваченные спастикой голенькие ножки, гладит легкие волосики на большой голове сына и читает ему их любимые стихи:

— И зайчишка прошептал, закрывая глазки: «От земли и до луны, а потом обратно. Вот как я тебя люблю! Разве не понятно?». Подоткнув со всех сторон зайке одеяло, тихо-тихо перед сном мама прошептала: «Это очень, очень много, это так приятно: когда любят до луны, а потом обратно», — Марина говорит все тише, и Матюша замирает, широко улыбаясь во все свои восемь зубов.

За полтора года малыш перенес пять операций. Прошлым летом ему лазером пробили закупорившийся поток вывода из головы ликвора, огромная голова уменьшилась, но затем снова начала расти. Потом они с мамой лечили оказавшийся плохим ликвор. Только в прошлом октябре ему наконец-то поставили шунт, который сам выводил жидкость из головы в брюшную полость. Матвей начал развиваться, голова перестала расти… но случилась миграция шунта, который выпустил всю жидкость в мошонку мальчика. Шунт переустановили. А этим летом он сломался прямо внутри мальчика, это страшно и грозит гибелью, но снова случилось чудо, и Матвей остался жив.

К этому времени Марина уже знала, что существуют приборы с регулятором давления, и в критическом случае это выручает. Он стоит 115 тысяч рублей. Через знакомых Марине удалось купить его за 78 тысяч: помогли коллеги по работе, за два дня собрали немаленькую сумму. Современный шунт установили.

 

«Может, это ОРВИ»

Матвею стало плохо утром 9 августа.

— В 9.45 я проснулась оттого, что ребенок хрипел, его трясло, глаза закатились, текли слюни, — вспоминает Марина. — Я подумала, что это приступ эпилепсии — нам говорили, что такое может быть.

Маленькому дегтярцу Матвею Шайдуллину нужны 20 тысяч долларов

Дегтярские врачи отвезли их в реанимацию Ревдинской больницы, хотя Марина умоляла сразу вести ребенка в Екатеринбург.

— В Ревде нас встретил врач Сергей Сергеевич, спросил, делать ли ребенку рентген. Я кричу: «Какой рентген, надо голову смотреть, наверное, что-то с шунтом случилось! Нас надо в Екатеринбург везти!», — волнуясь, рассказывает Марина. — А он говорит: «Ну, может, у вас так ОРВИ начинается».

Маленькому дегтярцу Матвею Шайдуллину нужны 20 тысяч долларов

Когда Марина с Матюшей наконец-то добрались до Екатеринбурга, медики сообщили: у мальчика случились кровоизлияния в мозг. Почему — неизвестно. Матюшу готовились оперировать: сделать двухстороннюю трепанацию черепа и выкачать из мозга кровь.

— А ему неожиданно стало лучше. И еще была опасность инфицирования шунта. Оперировать не стали, — рассказывает Марина. — Потом уже я узнала, что наши врачи никогда таких операций не делали, но готовы были выполнить ее, чтобы спасти жизнь моего сына.

Маленькому дегтярцу Матвею Шайдуллину нужны 20 тысяч долларов

Матвея лечили консервативными методами — ставили уколы. 70 штук. После чего Шаудйллины опять вернулись в Дегтярск. При помощи подруги Марине удалось найти клинику в Израиле, где лечат таких, как Матюша, детей. Гематомы, образовавшиеся в его голове, нужно удалить — иначе мальчик перестанет развиваться, может на всю жизнь остаться инвалидом, а в случае инфицирования головного мозга — даже погибнуть.

«Несмотря на то, что шанс помочь ребенку мал, тем не менее, он существует», — так заканчивается письмо, подписанное доктором наук, зав. отделением детской нейрохирургии и хирургии эпилепсии клиники «Хадасса» Мони Бенифлой.

Шанс есть, говорит Марина, изо всех сил прижимая сына к груди. Шанс есть, говорят вишенки Матюшиных глаз. Пожалуйста, помогите.

 

40 тысяч за жизнь

Клиника, которая готова принять маленького дегтярца, находится в Иерусалиме. Поначалу медики запросили 45 тысяч долларов, большая часть этой суммы требовалась на оплату трепанации черепа. Марина подключила друзей и знакомых, обратилась в СМИ. Попутно начала делать загранпаспорта на себя и сына. Неделю назад израильтяне выставили счет — требуется 40 тысяч долларов на то, чтобы сделать трепанацию и удалить субдуральные гематомы из головы. Шайдуллины собрали половину этой суммы. Больше взять негде и попросить не у кого: Марина — преподаватель английского языка, работала офис-менеджером в торговой компании Екатеринбурга. Декретные уже кончились. Она получает за сына пенсию по инвалидности и подрабатывает репетитором. В месяц доход семьи составляет около 15 тысяч рублей. Алименты от отца они не получают.

 

Что такое окклюзинная гидроцефалия

Это заболевание характеризуется избыточным скоплением цереброспинальной жидкости (ликвора) в желудочковой системе головного мозга и затруднением ее перемещения от желудочков в кровеносную систему. Наиболее характерный признак гидроцефалии — опережающий рост окружности головы. Нередко возникают косоглазие, снижение остроты зрения и слуха. Лечение окклюзионной гидроцефалии с помощью шунтирования достаточно эффективно, однако, по данным различных источников, осложнения при этой операции составляют 40-60% случаев. После шунтирующих операций пациент становится шунтзависимым, то есть вся его дальнейшая жизнь будет зависеть от работы шунта.

 

Как помочь Матвею

1. Через банк

Реквизиты Сбербанка: Железнодорожное ОСБ №6143/0424 г. Екатеринбург, ИНН 7707083893, ОКАТО 65401368000, БИК 046577674, КПП 667102004, р/с 47422810616269906143, к/с 30101810500000000674, Уральский банк Сбербанка РФ ОАО г. Екатеринбург, № карты 4276 8800 0318 6891. Если деньги переводятся со счетов других банков, нужен номер счета карты: 40817810216260010341 на имя Шайдуллиной Марины Валерьевны, назначение платежа: на лечение и операцию Матвея Шайдуллина.

2. Через Интернет

Yandex-деньги: 410011535337974. Номер мобильного («Билайн»): 909-013-27-14 (деньги поступают на банковскую карту).

3. В городе

Емкость для сбора средств установлена в фойе КДЦ «Победа». Тел. мамы Матвея, Марины Шайдуллиной: (904) 54-269-35

Новости редакции / Блоги