2013-10-02, 19:20 Новости Валентина Пермякова 17 2 654

Как работается ревдинцам в патрульно-постовой службе

pps1

Моя первая встреча с сотрудниками ППС случилась всего пару месяцев назад. Дело было так: по подъезду ходили коробейники с сомнительным товаром, стучались в квартиры к старикам. Полиция в составе двух человек приехала через пять минут после звонка по 02. Коробейники успели уехать, а мне пришлось писать объяснительную. И знаете, что поразило? Корректность и добрый юмор людей в форме. «Всегда звоните, если видите что-то подозрительное», — напутствовали они меня, раскланиваясь в дверях. В начале сентября патрульно-постовая служба МВД России отпраздновала юбилей: 90 лет. И мы не могли не навестить и наших ребят, располагающихся, если кто не знает, по адресу Цветников, 5. Ведь именно они — те самые люди в серой форме, которые приезжают на вызов, если вы набираете 02. И именно они ходят или ездят по городу, наблюдая, все ли в порядке. Работа у них такая.

Капитан полиции Замир Хусаинов, командир отдельного взвода патрульно-постовой службы ревдинского отдела полиции (официальное название — ММО МВД России «Ревдинский»), работает в этой должности всего три месяца. Он молод, крепко сложен и приятен в общении — хотя и не лишен сугубо полицейской сухости речи. Ну, тут уж ничего не поделаешь, издержки профессии. Когда спрашиваю, каким, на его взгляд, должен быть хороший сотрудник ППС, капитан Хусаинов с готовностью объясняет:

— На зубок знать Конституцию Российской Федерации, Закон «О полиции», приказы, регламентирующие его деятельность, например, по действию на месте совершения преступлений, а также Кодекс профессиональной этики сотрудника полиции. А если говорить с общечеловеческих позиций, обязан быть вежливым, терпеливым, а также неплохим психологом, чтобы понимать людей. Он обязан уметь принимать правильные решения в кратчайшие сроки.

 

Надел форму? Не нарушай!

Сегодня в патрульно-постовой службе по штату — 25 человек (четыре водителя, четыре кинолога, двое руководителей, остальные — полицейские). Подавляющее большинство — мужчины (дам всего четыре). Один находится в командировке в Северо-кавказском регионе — в Дагестане. Трое сотрудников проходят подготовку в Нижнем Тагиле, после чего уедут в Сочи, где будет проходить Олимпиада-2014. Со всей Свердловской области едут порядка полутысячи человек. Миссия работать на Олимпиаде возлагается на лучших сотрудников отделения полиции.

Согласно Кодексу профессиональной этики, сотруднику полиции — что понятно — категорически запрещено совершать преступления и административные правонарушения. Запрещено выходить на службу в состоянии алкогольного и иного опьянения. Зайти в магазин в форме и купить бутылку пива — деяние, которое жестко осудят на работе. ППС — по сути, лицо полиции, потому что именно они, люди в серой форме (она называется «полевой»), первыми приезжают по вызову, когда мы звоним 02. И именно они патрулируют город.

Маршруты патрулирования пролегают по «горячим» точкам, где собираются выпивохи, может разгореться скандал или драка, а то и случиться грабеж. Существуют три режима патрулирования. Сегодня наряды ППС Ревды работают в 12-часовом режиме. Выбор режима прямо зависит от уровня уличной преступности. А тот, в свою очередь, связан с показателем безработицы, количеством патрулей и, конечно, распространением алкоголя. Закон, ограничивающий продажу алкоголя по ночам, стопроцентно полезен, считает капитан Хусаинов — преступлений (это факт), совершенных ночью «под градусом», стало меньше.

 

Никаких провокаций

Самая популярная, если тут уместно это слово, тема, которая требует вмешательства сотрудников ППС, это — бытовые скандалы на почве беспробудного пьянства. Причем звонят не только потому, что муж ударил жену. Бывает и наоборот.

— Мы обычно действуем так: берем объяснения от обеих сторон. А если пострадавший или считающий себя таковым желает, он может подать заявление, — объясняет Замир Хусаинов.

pps2

Многие сотрудники ППС — ветераны боевых действий. Рассказывать о своей службе в горячих точках люди не любят — не та тема. Но мировоззрение у тех, кто служил там, отношение к жизни, меняется кардинально. Люди, возвращаясь с Северного Кавказа, становятся спокойнее, выдержаннее, рассказывает капитан Хусаинов:

— А выдержка для нас — главное. Ни в коем случае сотрудник полиции не должен позволить себя спровоцировать. Поступать нужно, не только строго следуя букве закона, но и руководствуясь моральными принципами.

 

Эдик узнал преступника по запаху

29-летний полицейский Константин Шишкин в ППС служит восемь лет, сейчас получает юридическое образование. Рассказывает, что ему на работе ни разу в жизни не было страшно. Хотя иногда приходится очень круто. Но когда доходит до дела, о страхе не думаешь:

— На нас и с топорами кидались, мы и на психозы ездим со «скорой». А с человеком, который себя не контролирует, справиться очень тяжело.

Константин Шишкин, Алексей Махов, Александр Мамаев и служебный пес Эдик выезжают на очередной вызов.
Константин Шишкин, Алексей Махов, Александр Мамаев и служебный пес Эдик выезжают на очередной вызов.

Константин вспоминает, как в прошлом году в Дегтярске получил по рации сообщение об угоне красной «семерки». Поехали патрулировать и выехали прямо на эту машину. Предложили водителю остановиться, он не захотел. Преследовали преступников, пока они не заехали на территорию коллективных садов. Машина нарушителей перевернулась. Все, к счастью, остались живы, всех задержали.

Таких историй у них здесь — воз и тележка.

Алексей Махов, полицейский (кинолог), работающий в паре с Эдиком, рассказывает о своем мохнатом коллеге. Эдик — немецкая овчарка, ему семь лет, он ездит на соревнования и много работает.

— Все наши собаки — следовые. Когда совершается преступление, в раскрытии которого может помочь собака, обязательно обращаются к нам, — говорит Алексей. — Вот, помните,

в январе вскрыли банкомат в «Огоньке»? Охрана сразу задержала одного подозреваемого, но он вину не признавал. Возле банкомата на улице нашли перчатку. Мы приехали в отдел, я взял шапку задержанного, мы сделали выборку: взяли другие вещи у разных людей. Дали собаке понюхать перчатку, и он «опознал» шапку задержанного среди остальных предметов по схожему запаху. Отпираться человек уже не стал.

 

«Еще бы немного — и погиб мужик»

Константин Матеюнс, начальник ревдинской полиции, тоже начинал свою службу в органах с ППС. Пришел в 20 лет, сразу после армии, проработал четыре года. Улыбается: «Почему пошел в милицию? Наверное, по призванию». Поздравляя сотрудников и ветеранов с праздником, он с горечью отмечает: когда человек выходит на охрану общественного порядка, никто не знает, чем для него закончится день. Ворошить прошлое ему не хочется, но все-таки рассказывает, как «весело» было тогда, в первой половине 90-х. Ему угрожали, и не только — даже расстреливали автомобиль (еле успели с водителем увернуться), взрывали «УАЗик», в котором он ехал с коллегами, слава богу, все остались живы. Но особенно помнится вот такой случай:

— Однажды в патруле увидели на улице мужика, который почти без сознания, как пьяный, лежал на земле. А мороз был градусов 30. В итоге оказалось, что он немножко выпил, решил сбежать с работы, сиганул через забор и сломал обе ноги. Ладно, мы проходили мимо! А пролежи он еще минут 20, точно погиб бы.

На вопрос, каково главное качество характера для сотрудника ППС, Константин Матеюнс отвечает не задумываясь:

— Я думаю, нетерпимость и неравнодушие. Нетерпимость к негативным проявлениям нашей жизни, неравнодушие к тем, кто рядом. Иногда бывают ситуации, когда можно помочь теплым словом, сопроводить кого-то до дома. Мы же не карательное подразделение. Мы должны помогать людям.

— Сотрудник ППС должен быть справедливым и ответственным, — добавляет Константин Шишкин.

Спрашиваю: «А вы — такой?»

— Я считаю, что да, — улыбается он.

 

Мы сами выбрали свою работу

husainovЗамир Хусаинов, командир отдельного взвода ППС:

— Хочется, чтобы люди понимали принципы нашей работы. Кто-то работает на заводе, кто-то — в магазине. Мы — в полиции. Некоторые начинают переходить на личности, ругать нас за то, что мы делаем. Но это — наша работа, и мы стараемся делать ее на совесть. Конечно, сегодня много пишут про «оборотней в погонах». Да, такие есть, но это — единицы. Среди сотрудников полиции большинство — достойные люди.

 

Начиная с низов, приобретаешь опыт

mateunsКонстантин Матеюнс, начальник ревдинской полиции:

— Ты приобретаешь колоссальный опыт, когда начинаешь службу в полиции с рядового состава. Из таких сотрудников получаются руководители, которые наиболее глубоко знают службу. Могу привести в пример Владимира Борисовича Старкова, экс-начальника ревдинской полиции, Вадима Васильевича Сохраннова, Андрея Валерьевича Гордеева. Они тоже начинали с ППС, дослужились до высоких званий и грамотно выполняли свою работу.

 

Как попасть на работу в ППС

Вам должно быть 18-35 лет, вы должны быть мужчиной, с образованием не ниже полного общего, спортивным и отслужившим в армии. Соискатели проходят собеседование и проверку на наличие судимостей (в том числе проверке подлежат и близкие родственники), их данные отправляются в УСБ, ФСБ на предмет участия в экстремистских организациях. Затем проверяется физическая форма — это происходит в спортзале вневедомственной охраны.

— Но немаленький опыт позволяет командирам сразу видеть, какой человек пришел, — улыбается Замир Хусаинов. — По телосложению и движениям спортсмена узнать легко. У нас в службе сегодня нет ни одного человека, на котором, простите, рубашка не сходится.

Если вам хочется работать в ППС, звоните 5-64-73.

 

Нас — трое, их — сотни

galyavetdinovВладимир Галяветдинов, ветеран МВД, 56 лет

В патрульно-постовой службе я проработал 25 лет, на пенсию три года назад ушел в качестве командира отделения. Шесть раз был в горячих точках. Не пью, не курю, занимаюсь бегом, поэтому, наверное, и выгляжу моложе своих лет. Сегодня работаю водителем в банке, также являюсь кошевым атаманом казачьей станицы «Ревдинская».

Что вспоминается о работе? Знаете, страшно мне не было никогда. Не потому, что я ничего не боюсь. Просто когда задерживаешь преступника, что-то делаешь, что нужно, и о страхе не думаешь.

Хорошие отношения на службе всегда были со всеми у меня. И с преступниками… они же все равно люди. С ними тоже надо разговаривать уважительно, зачем их унижать? Да, бывало, что люди прямо напрашивались на то, чтобы их «приложили». Но зачем так? Сдерживаешь себя, отведешь его в камеру временного задержания, скажешь: «Пусть посидит, остынет…»

Сейчас, конечно, работать лучше. Раньше оборудование было хуже. Помню, когда ввели дубинки ПР-73, все сказали: «О-о-о, ништяк!» Начали их применять, а потом нас в прокуратуру начали тягать… И все сказали: «Ну их, лучше по-старинке». Смеюсь, конечно.

В нештатных ситуациях никогда не терялся. Старался проанализировать и быстро среагировать.

Еще была история. В 90-х, когда водку давали по талонам, в «Дежурном» на Чайковского-К.Либкнехта выстраивались огромные очереди. Приходим на развод, нам говорят: стоите сегодня здесь. Представляете? Надо делом заниматься, а мы пьяниц «регулируем». Нас — трое, их — сотни! Под машину лезут, прямо под колеса! А мы машину ставили поперек, чтобы сделать коридор для них, чтобы не подавили друг друга. Она у нас даже мятая была — капот, двери.

Не раз и опасности подвергались. Помню, в конце 80-х, ближе к перестройке, ловили браконьеров с сетями. Они в нас пытались стрелять. Сколько было случаев, когда дураков задерживали, один такой с ножами стоял, я все думал, как к нему подойти. Ну, взял металлическую крышку, закрылся ей, так и подошел.

А было, что и людей защищал, собой рискуя. Но это рассказывать не буду. Это очень личное.

Вадим Сохраннов и Владимир Галяветдинов на охране общественного порядка.
Вадим Сохраннов и Владимир Галяветдинов на охране общественного порядка.

Новости редакции / Блоги

Популярное