2014-05-17, 13:10 Бессмертный полк Юрий Шаров 1 400

Бессмертный полк. «В последний раз папу видела в апреле 1942-го»

Координатор Всероссийской акции «Бессмертный полк» в Ревде, Юрий Шаров, sharov@revda-info.ru

sharov_1

Уважаемые читатели, мы продолжаем публиковать на revda-info.ru истории семей, которые приняли участие в первом ревдинском шествии Бессмертного полка. В День Победы в этом году более восьмидесяти человек стройной торжественной колонной прошагали к мемориалу Воинской Славы, держа в руках портреты своих родственников, ветеранов войны, которые не дожили до 69-й годовщины великого события. Мы изготовили 51 штендер для участников акции, еще около тридцати человек пришли к месту сбора Полка со своими портретами. Кто сам заказал в мастерской штендер, кто-то просто увеличил фотоснимок, а кто-то — нес забранную в старую, советскую еще рамочку, черно-белую фотографию отца или деда. Ни один человек, пришедший на построение Полка, не получил отказа: победным строем прошли все.

Сегодня мы предлагаем вам две истории, которые достойны того, чтобы вы их прочли. Их для вас записала наш корреспондент Ирина Капсалыкова.

Мы постарались взять номера телефонов у большинства тех, кто принес свои портреты ветеранов. Но — все же не смогли обойти всех. Уважаемые участники шествия Бессмертного полка! Пожалуйста, позвоните в редакцию по тел. 3-46-29, чтобы мы могли рассказать нашим читателям и о ваших дорогих отцах и дедах. У вас записаны их истории? Отлично! Присылайте снимки и рассказы о своих ветеранах на электронную почту kaps@revda-info.ru. Они должны идти победным строем в любые времена. А мы должны их помнить.

«В списках не значился»

polk_02
Любовь Лазарева и ее дочь Ирина с гордостью рассказывают от отце-дедушке Василии и маме-бабушке Зинаиде.

Любовь Васильевна Лазарева и ее дочь Ирина держат портреты папы-дедушки Василия Прокопьевича Логинова и мамы-бабушки Зинаиды Ефимовны. Вот что рассказала нам Любовь Лазарева о своих родителях.

— Мой папа ушел на войну 17-летним парнем. Из Красноуфимского района попал на Курскую дугу. Рассказывал, как в первом бою страшно было им, деревенским мальчишкам, привыкшим к тишине. Погибли многие: в панике выскакивали из окопов, кричали: «Мама!» — и попадали под вражеские пули и осколки.

Отец освобождал Кенигсберг. В 1944 году был ранен, после госпиталя вернулся на фронт. Служил в армии до 1950 года. Демобилизовавшись, работал на СУМЗе, в медьцехе. Умер рано, ему шел 52-ой год. Тогда, в 1977 году, еще даже не было звания участника войны. Мы на СУМЗ обращались, там помогали памятники ставить фронтовикам, но нам про папу сказали: «Какой он участник войны, его даже в списках нет?!». Я посылала запрос в Полоцк, в архив, пришел ответ, заверенный по всей форме, что отец с августа 1943 года участвовал в Великой Отечественной войне.

А это моя мама — Зинаида Ефимовна, труженик тыла. Ей было 15 лет, когда война началась. Осенью их всех послали на уборку картофеля, было очень трудно: холодно, голодно, одежонка плохонькая. Мама работала всю жизнь на хлебокомбинате.

Родители у меня были хорошие, жили в любви и согласии. Воспитали двоих детей: меня и младшего брата Александра, сейчас он работает хирургом в Челябинской области. Мама намного пережила папу: умерла в 2006 году.

Только что сказали, что участников войны осталось 57 человек. А я помню парад, посвященный 20-летию Великой Победы! Училась я тогда в девятом классе. Мама меня послала в магазин за хлебом, иду по улице, вдруг слышу какой-то звон, будто птички поют. Что такое? Вижу — от «Ромашки» идет мощная колонна еще совсем не старых, бодрых, энергичных и радостных ветеранов войны. Это их медали так мелодично звенели!

«В последний раз папу видела в апреле 1942-го»

polk_01
В этот день Агей Меркурьевич как будто снова вернулся домой… и увидел свою дочь, внучку, правнуков и крошечную правнучку.

Жительница Екатеринбурга Валентина Георгиевна Митюхляева своего деда, маминого папу Агея Меркуриевича Шахторова, не помнит, но сделала его портрет и приехала со своими детьми и внуками в Ревду для участия в акции «Бессмертный полк» ради мамы, Агриппины Агеевны, живущей в нашем городе с 18-летнего возраста.

Портрет деда внучка сделала со старой семейной фотографии, где он был вместе с женой, Василисой Андреевной, и детьми.

— Про «Бессмертный полк» вычитала в екатеринбургской газете в прошлом году, — рассказывает Валентина Георгиевна. — Тогда еще хотела поучаствовать, но не успела. Решила, что в этом году пройду в Полку обязательно!

Агриппина Агеевна отца помнит хорошо, говорит, что он был замечательным человеком, работал на тракторе, возглавлял тракторную бригаду. На войну ушел из деревни Зырянки Тюменской области.

— Мне было лет двенадцать, когда отец по ранению приходил домой, это было в апреле 1942 года. Тогда я его видела, как оказалось, в последний раз, — вспоминает Агриппина Агеевна. — Через год, в марте, похоронка пришла…

По ее словам, в тот год было половодье, как только вода схлынула, началась посевная, подростки, взрослые, старики работали и спали в поле, в пяти километрах от деревни.

— Вдруг мне домой так захотелось, ну, надо и все тут! — рассказывает Агриппина Агеевна. — Все стали меня уговаривать, пугать, мол, черти тебя поймают. Никого не послушала и ночью убежала домой. Подбежала к деревне, вижу, что в нашем доме везде свет горит. Думаю, что такое случилось?! Захожу — папа дома! Вот какое предчувствие было!

Агей Шахторов погиб 15 марта 1943 года, похоронен под Ленинградом в Городищевой Слободе. В «Бессмертном полку», кроме внучки и дочери Агея Шахторова, участвовали правнучка Татьяна, праправнуки Евгений и Вадик.

Новости редакции / Блоги

Популярное