2014-08-19, 13:38 Новости Ирина Капсалыкова 1 2 298

Украинские беженцы, живущие в Ревде, считают, что воевать глупо и братоубийственно

В Ревду продолжают прибывать беженцы. По данным на 17 августа, в городе находятся 79 переселенцев с Украины, из них 23 — дети, 10 — пенсионеры. Полсотни взрослых и детей, приехавших в Ревду из Украины, нашли приют и сочувствие в гостинице «Металлург» у Надежды Пупышевой. Все они жалуются, что устали от бесконечных разговоров с журналистами, чиновниками областного и городского уровней. И все же с представителями трех семей мы смогли поговорить.

Драгуновы: «Говорить по-русски страшно»

olgaОльга Драгунова, Харьков:

— Глупейшая война, ничего не понятно. Почему мой сын должен быть по локоть в крови своего же собрата? Отказывается идти воевать — до пяти лет лишения свободы. Другое дело, когда внешний враг нападает на государство, которое необходимо защищать. Я согласна. Почему он должен непонятно против кого воевать, участвуя в этой глупейшей войне. И тут мы должны в дончан стрелять? Глупость, бред.

Одна из самых больших семей беженцев — Драгуновы из Харькова: Ольга, ее мама, сын Дмитрий, годовалая внучка Ульяна, невестка Оксана, ее мама.

Ольга Драгунова, 47 лет, по образованию учитель биологии и химии — правнучка знаменитого на всю Ревду полного Георгиевского кавалера Степана Минина. Она говорит, что вернулась в Ревду, на родину отца и мамы, потому что в Украине начались «этнические чистки», ее семье стали «поступать угрозы от одного харьковского ультраса, а в милиции сказали: сами разбирайтесь». Почему стали угрожать? За пророссийскую позицию ее и невестки в соцсетях.

Ольге не нравится, что «стали вытаскивать из шкафа Бандеру», «что День Победы перестал быть праздником». По ее словам, выходить на улицу и говорить по-русски страшно: «подругу моей подруги (она украинка) спросили по-русски, как доехать до кинотеатра Довженко, она ответила по-русски и получила удар в грудь: «Учи украинскую мову, сука».

— А еще сыну начали постоянно идти повестки, а у него «белый билет», он официально оформленный водитель запаса, весь распанаханый на операции, — рассказывает Ольга.

Говорит, в военкомат было идти и разбираться неразумно, сына бы тут же забрали в армию, «мужчин хватают на улицах, снимают с автобусов и увозят в неизвестном направлении». Повестки сыну стали последней каплей, переполнившей чашу терпения. Решили уехать всей семьей, к ним присоединилась мама невестки, украинка по национальности. Собирались с января, квартиру поставили на продажу. В Харькове на хозяйстве остался гражданский муж Ольги, Вадим, он чернобылец.

dragunovi
Семья Драгуновых приехала в Ревду из Харькова. Здесь жил их прадед, полный Георгиевский кавалер, гордость Ревды Степан Минин.

От ревдинцев ждут предложений о квартирах для беженцев. Подробности здесь

Семья планирует войти в программу по переселению соотечественников, которая работает в Свердловской области. У нее в Ревде, как она говорит, «35 тысяч знакомых, 35 тысяч родственников», со всеми общаются, ездят в гости. А за то, как встретили семью Драгуновых в гостинице — «низкий поклон в самую землю, никакой даже маленькой претензии».

Сегодня семья, трудоспособных в которой трое, ищет работу. Оксана Драгунова написала в редакцию, что их не трудоустраивают, так как нет документов. А чтобы получить документы, нужны деньги — для уплаты госпошлины. На всех — 18 тысяч рублей.

— Замкнутый круг какой-то! — переживает Оксана. — Я нашла работу уборщицы, там платили 5000 рублей, но мне отказали, так как нет документов и у нас украинские паспорта. В администрации обещали помочь, но ничего не решается. Мы уже заложили все, что у нас было, чтобы хоть как-то прокормить ребенка, откуда нам брать такие деньги?

Если у вас есть возможность помочь семье Драгуновых, пожалуйста, позвоните в редакцию.

Клюевы: «Мы сюда приехали работать»

Андрей Клюев, 34 года, город Свердловск Луганской области, С ним приехала жена и двое две маленькие дочки. Жена лежит в больнице в Ревде. Андрей сначала все вопросы воспринимал в штыки, замыкался, грубил, отвечал вопросом на вопрос. Потом взял себя в руки. И рассказал, что считает себя украинцем, отец русский, из Краснодарского края, мать украинка, жена украинка. Оказалось, что в Свердловске осталась мать, свой дом, сейчас там живут родные.

— Почему здесь появились? Потому что военные действия идут в Украине, мы раньше выехали, чем у нас стрелять начали, — сообщил Андрей. — Я не беженец, приехал по программе переселения соотечественников, здесь в Свердловской области работает эта программа, а в Ростове, где тетка живет, не работает.

По профессии Андрей сварщик — на Урале и работа по такой специальности есть, и зарплата неплохая. Жена — повар-кондитер.

— Я не оформлял статус беженца, сейчас нам помогают с документами, спасибо, конечно, большое, — говорит Андрей. — Мы сюда приехали за три тысячи километров, чтобы работать. Временное пребывание — на три года, придется квартиру снимать. Дома пока тихо, спокойно, но Луганскую область бомбят. Полтора месяца назад уехали из Свердловска. В Керчи были, половину России объездили, на море отдохнули.

Алина: «Хочу новую власть и нормальную жизнь»

Алина (имя по ее просьбе изменено), 24 года, украинка, город Антрацит, в Ревде с мужем и ребенком.
Мы застали ее в слезах, говорит, что расстраивается, потому что четырехлетний сынишка лежит в больнице, и очень хочет в Украину, домой. Вот что она рассказала.

— У нас войны еще нет, только у нас маленького мальчика убило. Кто-то кинул во двор гранату или взрывпакет. По телевизору показывали. Говорят, бахнуло и все. Дите вот так потухло (потерял сознание, — ред.). Думали, что просто испугался, а у него дырка в груди, он кровью истек.

«Сейчас, говорят, и в Харькове на вокзалах мужчин забирают. Мне даже жалко этих киевлян, которых тоже призывают. Зачем надо этим мамам, этим женам, чтобы они шли, молодые пацаны, куда-то на войну?!»

Недалеко боевые действия. Я не хочу ни тех, ни тех! Хочу новую власть и нормальной жизни! Муж украинец. Не служил, потому что с позвоночником проблемы. Мы побоялись, что еще чуть-чуть и не сможем выехать. У нас тут родственники мужа.

На таможне надо два часа в очереди стоять. С маленькими детьми пропускают, сейчас один коридор открыли. Они хотели на машине, им сразу сказали, что на машине не пропустят.

Мама, папа, сестры, братья там остались, боятся. Боевых действий сегодня нет, завтра есть. Подруга пишет, ну, чего там ждать: рынки пустые, воды нет, газа не будет, Киев блокирует газ для своих, а уж тем более для нас, а у нас газовое отопление. Сейчас, говорят, и в Харькове на вокзалах мужчин забирают. Мне даже жалко этих киевлян, которых тоже призывают. Зачем надо этим мамам, этим женам, чтобы они шли, молодые пацаны, куда-то на войну?! Конечно, все хороши. И те не сдаются. И эти! Сколько людей уже погибло, сколько детей. Может, кто-то, конечно, там идет за Родину, с одной или с другой стороны. Я ни за тех, ни за других. Я скучаю по Украине, дом есть дом. Прекрасно, если наша территория станет территорией России, и если в Украине останется, тоже прекрасно. Лишь бы не было войны.

«Это задача государственной важности — принять и не обидеть»

pupisheva
Надежда Пупышева.

Надежда Пупышева, гостеприимная хозяйка гостиницы, говорит, что основная масса прибывших с Украины ищет утешения, тепла, уюта, за три недели они обжились, сдружились, часто к ним приходят ревдинцы устраивают праздники для детей: музыканты, спортсмены, культработники, пожарные. «Богатыри Урала» пригласили детей бесплатно позаниматься в секции. Наталья Исакова, известная в городе тамада, праздник для детишек устроила. Всего, по словам главы ревдинской администрации Михаила Матафонова, наш город должен принять 100 человек.

Люди живут в хороших трех-четырехместных номерах с санузлом и душем. Три раза питаются взрослые, дети — четыре раза. Все просчитывается по калориям. Надежда Пупышева думает, что все будет нормально по финансам, раз областное правительство пообещало помочь.

Новости редакции / Блоги

Популярное